kaipa: (Default)
Большинство споров ведётся для того, чтобы подтвердить свою точку зрения путём победы над оппонентом, хотя при таком подходе реальная функция спора подменяется более простой: поднятие самооценки в процессе более успешного пользования риторическим инструментарием, чем оппонент. В правильной же дискуссии оппоненты проверяют свою точку зрения под атакой сомнений другой стороны.

Интересный то ли спор, то ли дискуссия о, хм, наверное культурных парадигамах: http://ivanov-petrov.livejournal.com/1945309.html?thread=104806109#t104806109

Оба оппонента в совершенстве владеют риторическим инструментарием, что не мешает оставаться им при своем. [livejournal.com profile] snowps виртуозно уходит от конкретики, к которой тщетно взывает оппонент, предлагая рассмотреть вопрос в надкультурном контексте, то есть выйти на мета-уровень по отношению к обсуждаемому вопросу (о замечательной современной французской культуре, но это не важно). Именно это, а не сам предмет спора, мне показалось наиболее интересным. Ниже ряд цитат, в которой он объясняет мета-переход и бессмысленность дискуссии на разных уровнях абстракции оппоненту.

Несвобода человека заключена не в ограничении действий, а в давлении персонального опыта, именно поэтому десоциализация является очень важным компонентом правильной оценки социальных механизмов, так как заинтересованная сторона в принципе неспособна выносить свободные от биасинга оценки; - это побочно приводит к тому, что общества с ценностным базисом малой дисперсии (как, к примеру, то же французское или американское) по сути интегрально менее свободны, чем даже российское (несмотря на антилиберальный настрой последнего, как ни сложно это осознать).

Я специально уточнил в посте выше, что для Вашей мировоззренческой системы выход на новый уровень абстракций вряд ли можно считать рациональным, - это не связано с её неразвитостью или какими-то ограничениями объективного плана, просто у всех есть любимые области создания канвы для повышения уровня самооценки, что необходимо для психологического комфорта.

В моём случае, к примеру, эта область лежит в "надкультурном" анализе различных традиций в человеческих группах без привязки к собственной, - подобная деятельность в публичном ключе часто табуируется в современном мире из-за того, что среднестатистический обыватель способен сделать из такой информации неверные выводы о понижении или повышении гипотетического ранга разных групп на основании преломления информации о традициях через локальное ценностное поле, которое увеличат градус агрессии и противостояния в обществе (достаточно посмотреть на остракизм таких исследователей, как Филипп Раштон, или критиков нынешнего социального аналога святынь вроде Нормана Финкельштейна); более того - я прекрасно понимаю негативные последствия, к которым могут привести раскачивания устоявшегося ценностного базиса внутри конкретного общества, но это касается исключительно публичного поля, академические исследования не должны страдать от предвзятости и замусоренности приоритетной шкалой исследователя.


В Вашем же случае область повышения самооценки лежит в сфере строгой приверженности некоему набору моральных догм, от ощущения следования которым возникает чувство бОльшей правоты (а следовательно и социальной доминантности) по сравнению и с теми, кто эти догмы вовсе не признаёт, и с теми, кто ставит их на одну ступень с догмами иных культур. Это не самый плохой выбор конкурентной сферы, особенно учитывая низкую потребность в моральных ориентирах в современном обществе, однако не стОит выходить с этой концепцией за рамки своего догматического контекста - это будет приводить либо к пустым конфликтам (если оппонент окажется аналогичным моралистом, но со своим набором догматов), либо к невозможности оперировать информацией на должном уровне (если - как в моём случае - Ваш оппонент пользуется более обширной и полной иерархией оценки).

Прежде всего, - разумеется всё сказанное мною применеимо не только ко мне или Вам, но и вообще к произвольному человеку. То, что у людей различаются мотивации ведения дискуссий, получения знаний, поднятия самооценки и прочих социально- и лично-обусловленных процессов, надеюсь, объяснять не надо? Так вот по Вашей манере ведения диалога легко видеть, что Вы стараетесь меня убедить в верности вашей точки зрения. Зачем? Подсказываю: для Вас спор - конфликт интересов, убеждение оппонента и привлечение под свои знамёна воспринимается позитивным результатом, посему и мотивацию оппонента Вам представляется очевидным видеть такой же, но в общем случае это ошибочное предположение. У меня нет цели кого-то переубеждать - я в дискуссиях дополняю свою картину мира альтернативными или корректирующими суждениями других, поскольку когда я не могу адекватно встроить в свою модель мира эти суждения, то у меня возникает подозрение к качеству моей модели, а не к точке зрения оппонента. Я специально выше отметил, что Ваша позиция мне понятна, она присутствует в моей системе мировосприятия в качестве одного из классифицированных вариантов и дальнейший интерес к дискуссии лично для меня невелик, но я могу более подробно обрисовать свою позицию для того, чтобы вам было легче понять мой дискурс. Вместо этого Вы кинулись убеждать меня, что моя позиция ошибочна, я не вижу истинной сути вещей и, как Данко, Вы осветите мой трагический путь заблудшего если не вырванным из груди сердцем, то по крайней мере светочем истинных ценностей.



Все же, дискуссия не получилась, вышел интересный спор.
kaipa: (Default)
Эксперимент Милгрэма.

В своём эксперименте Милгрэм пытался прояснить вопрос: сколько страданий готовы причинить обыкновенные люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности? В нём была продемонстрирована неспособность испытуемых открыто противостоять «начальнику» (в данном случае исследователю, одетому в лабораторный халат), который приказывал им выполнять задание, несмотря на сильные страдания, причиняемые другому участнику эксперимента (в реальности подсадному актёру). Результаты эксперимента показали, что необходимость повиновения авторитетам укоренена в нашем сознании настолько глубоко, что испытуемые продолжали выполнять указания, несмотря на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.

Стэнфордский тюремный эксперимент

Эксперимент представляет собой психологическое исследование реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни и на влияние навязанной социальной роли на поведение. Добровольцы играли роли охранников и заключенных и жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии. Заключенные и охранники быстро приспособились к своим ролям, и, вопреки ожиданиям, стали возникать по-настоящему опасные ситуации. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы и двое раньше времени были исключены из эксперимента. Эксперимент был закончен раньше времени.

Если выводы этих экспериментов обобщить, то получится, что в каждом человеке сидит или открытый или скрытый садист. При определенных условиях практически любой может намеренно мучать и издеваться над другим человеком, даже сознавая, что это "неправильно". Как-то тяжело признать, что жестокость -- естественное свойство человека, как бы не пыталось с этим бороться воспитание. Или я что-то не понял?
kaipa: (Default)
Возможно, один из самых известных российских айтишников Игорь Ашманов написал интересную статью. По аналогии с компьютерными вирусами, то есть злокачественными (само-)распространяющимеся программами, он вводит понятие "мозговые вирусы", то есть злокачественные идеи, сознательно запускаемые в мозги людей с определенной целью. В определенном смысле это схоже с понятием докинзовских мемов, но в отличие от последних, мозговые вирусы довольно четко "структурированы" и целенаправлены. Если кто не читал -- почитайте, в том числе и комментарии. Интересны мнения не по частностям, а в целом. Про технологии манипуляций написано много, но в таком разрезе мне не попадалось.
kaipa: (Default)
В некотором роде дополнение к предыдущей записи.

Для того, чтобы сойти с ума на почве ненависти, не обязательно быть "бандеровцем", принадлежать к какой-то радикальной организации, хотеть власти над вселенной и т.п. Можно быть хорошей девочкой или юным креативным юношей, хотеть в светлое будущее, бороться за свободу и смело встречать грудью врага, и презирать рабов и коллаборационистов. Короче, можно быть хорошим человеком прям вообще практически. Как вот эти милые девочки с коктейлями молотова. Достаточно начать делить людей на людей и быдло, людей и рабов, людей и колорадов, людей и фашистов, нашистов и запутинцев, а также людей и либерастов (как бы плохо не выглядела в этой истории наша "либеральная" интеллигенция), людей и пидарасов, людей и бандеровцев и т.п.. И этим грешат не только украинцы, но и россияне. Смею заметить, что все это разделение на людей и нелюдей - оно происходит не во имя Чорного властелина, а именно что за добро и свободу и за все хорошее против всей фигни.

Это я к чему. Безумие близко. Оно происходит не с какими-то специальными плохими людьми, у которых прямо на лице написано, что они плохие и бездуховные. Оно происходит с обычными людьми, вроде нас с вами, если к нему нет иммунитета. Шажок, потом еще шажок, потом в дело вступает поиск когнитивного консонанса. Где коготок увяз, там всей птичке пропасть. Не надо думать, что вот там необразованное бухое быдло, а вот тут мы, читавшие Кьеркегора, и мы-то не ебанемся на отличненько и не пойдем жечь сограждан за отличные от наших взгляды. Это происходит и с образованными, и с умными, и с теми, кто не бросает на пол бычки и не бьет своих детей.

Отсюда
kaipa: (Default)
В одном из рассказов в книжке Екатерины Мурашовой "Любить или воспитывать" автор пересказывает историю из почти современного Китая, которая, впрочем, очень похожа на притчу. Собственно, она ее и рассказывает как притчу, в терапевтических целях, но уверяет, что история реальная. Чуть ниже я приведу ее целиком (текст взят отсюда), а пока пара слов про саму книжку.

Книжка по детской психологии, состоит из нескольких десятков коротких историй из практики семейного психолога, написана очень живым и нескучным языком. Автор -- Екатерина Мурашова -- не только профессиональный психолог, но и писательница, двукратная обладательница литературной премии в области детской литературы "Заветная мечта". Поэтому читается отлично. Каждая история -- это маленький психологический детектив, построенный по классической схеме: завязка (пациенты приходят и рассказывают о проблеме), разработка-расследование (психолог в беседах с одним или разными членами семьи пытается выяснить, в чем на самом деле проблема), кульминация (она рассказывает, что надо делать, чтобы исправить те или иные психологические проблемы детей) и развязка (прощание и возможная встреча через несколько месяцев или лет). Узнал для себя несколько интересных вещей, рекомендую всем родителям, даже если вы считаете, что у вас все хорошо. Мало ли, пригодится. Но вернемся к истории. Она называется "Вызыватель дождя".

* * *

Случилась она давно, еще когда был СССР. Один мой знакомый китаист был с коллегами в Китае в командировке; изучали местные обычаи. И вот однажды им звонит китайский коллега: «В одной провинции уже четыре месяца не было дождя. Гибнет урожай, людям грозит голод. Три деревни собрали последние деньги и решили привезти из другой провинции вызывателя дождя. Вам, наверное, будет интересно посмотреть на него. Только учтите: я вам ничего не говорил, потому что коммунистическая партия Китая колдовство решительно не одобряет».

Read more... )

В тот же день он уехал обратно в свою деревню, а ученые отправились в Пекин.

* * *

Если кто-то вспомнит оригинальную притчу (не верю я, что это реальная история) --  напишите.

kaipa: (Default)
В Южной Америке у индейцев майя астрология была официальной и обязательной наукой. Для каждого составляли специальный пророческий календарь, в котором была описана вся будущая жизнь человека: когда он начнет работать, когда женится, когда с ним случится несчастье, когда он умрет. Эти пророчества пели над колыбелью младенца. Ребенок запоминал их и сам начинал напевать, напоминая себе, на каком этапе жизни он сейчас.

Система эта работала неплохо, так как астрологи майя старались, чтобы их предсказания совпадали. Если у какого-нибудь молодого человека в его песне-гороскопе в определенный день значилась встреча с девушкой, так оно и случалось, поскольку и у девушки эта встреча была отмечена в ее гороскопе. То же самое происходило и в деловой сфере: если кто-то в своем гороскопе такого-то числа покупал дом, продавец в своей песне именно в этот день должен был дом продать. Если в определенное время должна была состояться драка, участники ее бывали заранее об этом извещены.

Все шло как по маслу, система сама себя поддерживала. Войны были объявлены и описаны. Победители были известны, астрологи уточняли, сколько раненых и убитых останется на поле битвы. Если количество трупов не дотягивало до предсказания, жертвовали пленными.

Как же эти музыкальные гороскопы облегчали существование! Ничто не зависело от воли случая. Никто не боялся завтрашнего дня. Астрологи освещали каждую человеческую жизнь от начала до конца. Каждый знал, куда ведет его судьба и даже куда она ведет других. Апофеозом искусства майя явилось предсказание... конца света. Он должен был произойти в X веке по тому летоисчислению, которое назовут христианским. Астрологи майя даже назвали точный час. Не желая стать свидетелями катастрофы, мужчины накануне подожгли города, убили всех своих близких и затем покончили с собой. Несколько уцелевших бежали из охваченных пламенем городов и затерялись в равнинах.


Эта сентенция Бернара Вербера -- экстремальный пример социологического эффекта самоисполняющееся пророчество. Хотя мне больше нравится более "приземленный" вариант, который формулируется теоремой Томаса: «Если человек определяет ситуацию как реальную, она — реальна по своим последствиям».

Спасибо [livejournal.com profile] sg_karamurza за напоминание.

P.S. Видимо поэтому, я активно не приемлю гороскопы и прочие гадания на кофейной гуще.

P.P.S. Насчет майя Вербер, конечно, фантазирует, не принимайте близко.
kaipa: (Default)
Читаю Криса Фрита "Мозг и душа". Научно-популярная книга написана психологом о том, как наши ощущения определяются работой мозга. В чем-то повторяет, а в чем-то дополняет "Как мы принимаем решения" Джоны Лерер. Среди многих довольно интересных наблюдений и результатов, в частности автор на разных примерах показывает, что на самом деле думает и принимает решения мозг, а сознание лишь наблюдает за этим, мне показался интересным следующий взгляд на информацию.

Информативность сообщения [для человека] определяется степенью, в которой оно меняет [его] убеждения об окружающем мире. Чтобы узнать, какой объем информации содержится в сообщении, передаваемом получателю, нужно узнать, каковы были убеждения получателя до поступления этого сообщения. Тогда мы сможем увидеть, насколько эти убеждения изменились после того, как сообщение было получено. (Слово "убеждение" здесь используется в особом смысле: степень убеждения в истинности некоторого утверждения есть предполагаемая [конкретным человеком] вероятность того, что это утверждение истинно)

Почему это интересно психологам? Наш мозг по большей части "не замечает" информацию от органов чувств, если она согласуется с его картиной мира, с его "убеждениями". Когда все знакомо, то все происходит как бы "на автомате", мозг может думать о другом и не замечать, что он делает. Но как только происходит нечто, что не совпадает с ожиданиями или убеждениями, то мозг "просыпается" и начинает корректировать и уточнять свою систему мира. Интересные следствия.

Если мозг в чем-то сильно убежден, то он иногда может "не верить" информации, которая противоречит его убеждениям и игнорировать ее. Этому есть много неприятных подтверждений не только из теории споров. Например, был эксперимент с сотрудниками в аэропорту, которые досматривают вещи. Если запрещенные предметы встречались достаточно часто, то испытуемые замечали почти все нарушения, пропуск был всего около 7%. Однако, если запрещенные предметы встречались в 1% или меньше вещей, то испытуемые замечали всего лишь половину. Мозг пребывал в убеждении, что это крайне маловероятное событие и "не верил", когда оно происходило.

Незначительные отклонения мозг может корректировать незаметно, воспринимая их как помехи или ошибки передачи. Скажем, если человек хочет взять яблоко, и когда он к нему тянет руку, яблоко сдвинется на пару сантиметров, то человек этого может и не заметить, мозг скорректирует незначительную ошибку сам и изменит движение руки. Или, когда мы едем на машине по прямой дороге, мы же постоянно незаметно подруливаем, хотя убеждены что едем прямо.

Интересно, что для объяснения того, как все это работает, то есть в какой степени при какой информации меняются убеждения, автор приводит теорему Байеса.
kaipa: (Default)
Продолжая читать книгу Джоны Лерер "Как мы принимаем решения" (начало здесь). Процитирую большие куски 6й главы "Нравственный ум", они хорошо объясняют существо многих интернет-дискуссий.

Сумасшедший — это не человек, потерявший рассудок.
Сумасшедший — это человек, потерявший все, кроме рассудка.
Честертон

На первый взгляд, связь между нравственностью и эмоциями может казаться несколько искусственной. Нравственные решения должны основываться на прочном логическом и законном фундаменте. Совершать правильные поступки означает тщательно взвешивать конкурирующие требования, как бесстрастный судья. Подобные представления уходят корнями в прошлое. Светила эпохи Просвещения, такие как Лейбниц и Декарт, пытались построить систему нравов, полностью свободную от чувств. Иммануил Кант заявлял, что совершение правильного поступка — просто следствие рационального поведения. Аморальность, по его словам, являлась результатом нелогичности. «Чем чаще и спокойнее мы размышляем» о наших нравственных решениях, писал Кант, тем более нравственными эти решения становятся. Современная правовая система все еще придерживается этого устаревшего набора предположений и прощает любого, кто продемонстрирует «дефект рациональности» — таких людей на законном основании признают сумасшедшими, — так как рациональный мозг якобы отвечает за различение хорошего и плохого. Если вы не можете рассуждать, вас не стоит наказывать.

Но все эти древние представления о нравственности основываются на существенной ошибке. Нейробиология теперь может увидеть основу нравственных решений, и в ней нет ничего рационального. «Нравственное суждение похоже на эстетическое, — пишет Джонатан Хайдт, психолог из Университета Вирджинии. — Когда вы видите картину, обычно вы сразу автоматически понимаете, нравится ли она вам. Если кто-то попросит вас объяснить ваше мнение, вы начнете фантазировать… Нравственные споры устроены очень похоже: два человека имеют непоколебимые убеждения относительно какого-то вопроса, их чувства первичны, а основания под них подводятся на ходу, чтобы использовать их в качестве орудий полемики».

Кант и его последователи считали, что рациональный мозг ведет себя как ученый: мы используем рассудок, чтобы создать правильное представление о мире. Это означало, что нравственность для них базировалась на объективных ценностях, нравственные суждения описывали нравственные факты. Но мозг работает не так. Когда вы сталкиваетесь с этической дилеммой, подсознание автоматически порождает эмоциональную реакцию. (Именно этого не умеют делать психопаты.) За несколько миллисекунд мозг принимает решение: вы уже знаете, что хорошо, а что плохо. Эти нравственные инстинкты не рациональны — они никогда не слышали о Канте, — но они являются неотъемлемой частью того, что не дает нам совершать ужасные преступления.

И только в этот момент — после того как эмоции уже приняли нравственное решение, — активируются рациональные участки в префронтальной коре. Люди находят убедительные причины для оправдания своей нравственной интуиции. Когда речь идет о принятии этических решений, человеческий мозг не ученый, а юрист. Этот внутренний адвокат собирает частицы доказательств, апостериорных оправданий и отточенных формулировок, чтобы автоматическая реакция казалась обоснованной. Но эта обоснованность — лишь фасад, искусный самообман. Лучше всего сформулировал это в своей автобиографии Бенджамин Франклин: «Так удобно быть разумным существом, так как это позволяет человеку найти и придумать причину для всего, что он намеревается сделать».


Написанное выше базируется на изучении реакций мозга и больных с нарушениями мозга. Несколько интересных психологических экспериментов для иллюстрации.

Джули и Марк — брат и сестра, отдыхающие вместе на юге Франции. Однажды вечером после чудесного дня, посвященного изучению сельской местности, они вкусно ужинают и выпивают несколько бутылок красного вина. Слово за слово, и Джули с Марком решают заняться сексом. Хотя она принимает противозачаточные таблетки, Марк на всякий случай использует презерватив. Они получают от секса большое удовольствие, однако решают больше им не заниматься. Брат и сестра обещают друг другу хранить это происшествие в секрете и со временем обнаруживают, что секс еще сильнее их сблизил. Сделали ли Джули и Марк что-то предосудительное?

Read more... )


Вы водитель потерявшего управление трамвая. Тормоза отказали. Трамвай на полной скорости приближается к развилке. Если вы ничего не сделаете, то вагон поедет налево и переедет пятерых подсобных рабочих, ремонтирующих пути. Все пятеро погибнут. Однако если вы повернете трамвай направо — для этого необходимо нажать на переключатель и повернуть руль, — вы окажетесь на пути, где находится лишь один подсобный рабочий. Как вы поступите? Готовы ли вы вмешаться и изменить путь трамвая?

Read more... )


Словик обнаружил, что, когда людям показывали фотографию Рокии, голодающего ребенка из Малави, они проявляли впечатляющую щедрость. Увидев истощенное тело и огромные карие глаза Рокии, они жертвовали благотворительной организации «Спасем детей» (Save the Children) в среднем по два с половиной доллара. Когда же другой группе людей предоставили статистические данные о голоде в Африке — более трех миллионов детей в Малави плохо питаются, более одиннадцати миллионов человек в Эфиопии нуждаются в немедленной продовольственной помощи и так далее, — средняя сумма пожертвования сократилась вдвое.

Read more... )


Способность принимать нравственные решения врожденная, но развивается в семье. У детей из неполных семей или детдомов по статистике эмпатия развита слобее. У полностью изолированных детей или приматов -- не развита вовсе, они вырастают психопатами.

kaipa: (Default)
Я уже обращался несколько раз к теме ошибок мышления. А сейчас читаю книгу "Как мы принимаем решения" Джоны Лерер, где описаны и объяснены многие психологические эксперименты. Вот некоторые из них, с совершенно удивительными результатами.

1. Представьте, что США готовятся к вспышке необычного азиатского заболевания, которое, по прогнозам, унесет жизни примерно 600 человек. Выдвинуты две альтернативные программы борьбы с этим заболеванием. Предположим, что точный научный прогноз последствия реализации этих программ таков:

• если будет принята программа А, удастся спасти 200 человек;
• в случае принятия программы Б есть оцениваемая в 1/3 вероятность спасения 600 человек и оцениваемая в 2/3 вероятность того, что никого спасти не удастся.

Исследователи обнаружили, что если программы сформулированы таким образом, то 72 % респондентов (респондентами выступали профессиональные врачи) отдадут предпочтение спасению 200 человек, нежели созданию опасности для всех. Однако затем исследователи задали вопрос второй группе респондентов, сформулировав альтернативы иначе:

• если будет принята программа В, погибнет 400 человек;
• в случае принятия программы Г есть оцениваемая в 1/3 вероятность того, что никто не погибнет, и оцениваемая в 2/3 вероятность гибели 600 человек.

При выборе между программами В и Г 78 % респондентов выбрали программу Г, т. е. более рискованную альтернативу. Статистически все четыре варианта одинаковы. Но в зависимости от того, как именно заданы вопросы, во втором случае люди дают другой (худший) ответ.

2. Те же исследователи (Канеман и Тверски) предлагали своим студентам простой опрос: им было предложено заключать пари или просто играть в орел-решка. Психологи предлагали какую-то ситуацию, обещали, что проигрыш будет стоить 20 долларов, и спрашивали, при каком выигрыше студент согласен на пари. В случае даже такой простейшей игры как орел-решка студенты просили за выигрыш в среднем 40 долларов. То есть боль от потери была примерно в два раза сильнее удовольствия от выигрыша.

3. Почему облигации пользуются спросом, хотя доходность по ним в несколько раз ниже, чем по акциям? Потому что инвесторы ненавидят терять деньги. Интересно, что даже Гарри Марковиц, который разработал теорию портфельных инвестиций, свою Нобелевскую премию разместил не согласно собственной же теории, а половину вложил в низкодоходные, но надежные облигации.

4. Простейший эксперимент иллюстрирующий предыдущий пункт. Была предложена игра в инвестиции. В каждом раунде у участника было два варианта: 1) -- не инвестировать доллар и сохранить его; 2) -- инвестировать доллар и с вероятностью 50% получить 2.5 доллара. Игра прекращалась после 20 раундов. Несмотря на то, что очевидно, что надо инвестировать всегда, большинство людей делает это в среднем в 60% случаев. А после нескольких проигрышей подряд (что вполне может произойти) вообще перестают инвестировать.

5. Эксперимент с аукционом по продаже билетов на футбол. Половина участников была предупреждена, что им придется расплачиваться наличными. Другая половина -- что кредиткой. Средняя ставка тех, кто расплачивался кредиткой, была ВДВОЕ выше. Расплата кредиткой приносит гораздо меньше "душевных мук", чем наличными. Она не воспринимается как потеря. Поэтому люди тратят все больше.

Отвращение к потере -- это врожденный дефект мозга, частный случай "эффекта негативности".

Этот эффект активно используется, чтобы выкачать из людей больше денег:
- люди склонны брать кредиты с большим grace периодом, даже если потом их ждут высокие платежи, делающие кредит очень дорогим. Этим активно пользуются банки.
- экономисты придумали пенсионный план, когда предлагают начать откладывать не сегодня, а "завтра" (через несколько месяцев или год, например). Введение Save More Tomorrow привело к увеличению пенсионных накоплений в 4 раза (за какой-то период).

(приложения к экономике изучаются в рамках специальной дисциплины Behavioral Economics.)

Другой интересный вывод в том, что это объясняет, почему тот, кто критикует "жуликов и воров", всегда пользуется большим вниманием и доверием, чем тот, кто делает. Ощущение, что что-то украли, вызывает в несколько раз более сильный эмоциональный эффект, чем что что-то построили.
kaipa: (Default)
"У каждого человека есть причины для недовольства властью, и в его духовной системе оно занимает какое-то место – у кого побольше, у кого поменьше. В памяти, в разуме, в эмоциях и пр. А остальное пространство заполнено лояльными установками и зонами уважения и даже любви. Поскольку личная жизнь разных людей различается, по одному и тому же предмету один человек может быть недоволен, а другой согласен с властью <...>. В сумме зоны недовольства одних частично компенсируются положительными оценками у других, и баланс недовольства и согласия по данному вопросу несильно сдвинут в ту или иную сторону. Россыпь мелких групп людей, выражающих недовольство по множеству каких-то частных вопросов, не становится политической силой, она не выражает «мнения народного». Но культурологи и социологи нашли способы «канализировать» недовольство, особенно плохо осознанное, на другой предмет".

Этот отрывок С.Г. Кара-Мурзы я прочитал еще неделю назад, но все как-то не было времени написать. Праздники. Однако, стоит остановиться на нем поподробнее.

Рассмотрим следующую модель. (Сразу оговорюсь, наверняка такие модели есть и хорошо изучены, но в данном случае я ее придумываю по ходу написания для иллюстрации). Пусть "функция счастья" индивидуума в обществе определяется как некоторая линейная функция "элементарных" удовлетворенностей и недовольств: S(i) = a1(i)*x1(i) + ... aN(i)*xN(i), где a -- индивидуальные веса, а x -- показатель удовлетворенности или недовольства, оцененный по шкале от -1 до 1. Можно даже дискретно, (-1, 0, 1), это не существенно. S(i)>0 -- индивидуум в целом доволен, S(i)<0 -- индивидуум в целом недоволен. Теперь предположим, что S(i)>0 для всех, но для любого i, существует xK(i)<0. То есть все в целом довольны, но каждый, хоть чем-то одним да недоволен. А теперь с каждым индивидуумом проделаем следующий трюк: объясним ему, что именно недовольство xK(i) -- это корень всех его бед и проблем, и "исправление" оного сделает индивидуума бесконечно счастливее. Что это дает? Индивидуальный вес aK(i) несоизмеримо увеличивается, и S(i) становится отрицательной. Было общество довольное, а стало недовольным. Ничего не изменилось, только "работа" с весами. Осталось к этому добавить еще одно "объяснение", что xK(i) плохое из-за коммунизма, коррупции, "Единой России", Путина, мирового заговора и т.д. (нужное подчеркнуть), и всеобщее раздутое недовольство "канализируется" в нужном направлении. Следите за руками.
kaipa: (Default)
Не помню как, но случайно нашел очень интересную статью:

Человеческое измерение компьютерной реальности -- выступление Г.Г.Малинецкого, зам. директора ИПМ им.Келдыша

Основная мысль в том, то главный враг человечества сегодня -- это виртуализация, подмена реальности суррагатом. Отсутствие стратегии примерения комьютеров, а также кризис пост-индустриального общества приводят к тому, что уже огромные, но все еще быстрорастущие вычислительные ресурсы тратятся на развлечения, на виртуализацию общества, что в свою очередь меняет людей, рационализирует их, подменяет или загрубляет моральные и этические приципы. Мы находимся в точке бифуркации, в конце эпохи Кали-Юга, и необходимы срочные действия, чтобы повернуть развитие в нужное русло.

Другая мысль, что все в мире делается из необходимости, как правило, военной (или оборонной). И интернет, сети 3G/4G - это, вообще-то, оружие. Которое в нужный момент может выстрелить. А у кого кнопка -- понятно.

Лучше прочитать все. вместе с вопросами-ответами.
kaipa: (Default)
Нашел очень интересную статью по психологии мышления, оценок и прнятия решений:

Е.Юдковски. Ошибки, влияющие на оценку рисков.
http://www.proza.ru/texts/2007/03/08-62.html

Результаты некоторых процитированных экспериментов ошеломляют. Насколько субъективны могут быть "обоснованные" выводы, как легко вопросом "настроить" мышление на желаемый ответ, как часто человек пренебрегает логикой и математикой в "очевидных" случаях и многое другое. И чем это может грозить в аспекте оценки глобальных рисков.

Отсюда в общем следует, что даже при наличии объективной и одинаковой информации у разных людей могут быть диаметрально разные оценки этой информации, и поколебать или изменить их мнение очень тяжело. Если человек спорит, значит он уверен в своей правоте, и его мышление полностью работает на обоснование своей правоты и не воспринимает или особенно ревностно критикуют противоречищае ей, или не укладывающиеся в нее факты и рассуждения. Лишь немногие люди, в основном математики, могут относиться к спору абстрактно, как к доказательству, которое требует строго логического обоснования. Но даже они могут быть неверны, посколку в силу вышеуказанных причин могут строить доказательство исходя лишь из той части фактов, которые подтверждают их позицию, и игнорировать другие или считать за очевидное то, что им только "кажется" очевидным, но на самом деле им не является.

По сему любые споры бессмысленны, и я их прекращаю :)

Profile

kaipa: (Default)
kaipa

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 06:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios