kaipa: (Default)
Юг: «что другие делают мне, то и я делаю другим»
Восток: «как другие не поступают со мной, так и я не поступаю с ними»
Запад: «как я поступаю с другими, так и они могут поступать со мной»
Север: «как я не поступаю с другими, так и им не позволено поступать со мной»

А ведь правда, этические отношения Я-Другие укладываются в эти четыре схемы, довольно четко разнесенные географически (возможно, что впервые это замечено Константином Крыловом)
kaipa: (Default)
"Я зарезал искусство, положил его в чёрный гроб и запечатал чёрным квадратом."

Казимир Малевич

"Мы будем восхвалять войну - единственную гигиену мира, милитаризм, патриотизм, разрушительные действия освободителей, прекрасные идеи, за которые не жалко умереть, и презрение к женщине.
Мы разрушим музеи, библиотеки, учебные заведения всех типов, мы будем бороться против морализма, феминизма, против всякой оппортунистической или утилитарной трусости"

из манифеста  футуризма


Ездил по делам в Москву, и продолжил читать в электричке почти забытое "Великое культурное одичание" Владимира Дашкевича. Наверное, правильно ее читать после "Теории Интонации", а не до, как я начал год назад, так как в этой книге на более глубоком и широком уровне развивается и переосмысливается связь культуры и цивилизации. Не могу сказать, что я согласен со всем, что пишит Дашкевич, сама структура книги мне не нравится: рваные тезисы, перемежающиеся более подробными объяснениями, много повторов одного и того же, много небрежностей. Но общая мысль и ряд параллелей, безусловно, заслуживают внимания.

Книга написана несколько лет назад, но многие предсказанные в ней явления (как-то: усиление национализма и фашистских тенденцией, открытое признание элитаризма, и др.), к сожалению, реализуются в последние годы со все возрастающей скоростью.

Наверное, я буду кусками освещать некоторые темы. Целиком охватить семисотстраничную книгу сложно.

Дашкевич считает, что важнейшим составляющим культуры является доминирующие психические архетипы (по Юнгу). Связь двунаправленная, то есть архетипы у людей воспитываются (или, правильнее сказать, проявляется доминирование одних над другими) под воздействием культуры и внешней среды: музыки, литературы, традиций, семьи и т.д. При разрушении или изменении культуры меняются архетипы. Изменившиеся архетипы меняют общество, и далеко не самым безобидным образом. Самое существенное, что меняется этика. Далее, цитаты.

"Деформация художественного образа приводит к тому, что подсознание не воспринимает, а сознание не понимает его язык. Так возникает авангард -- искусство, лишённое языка. Но авангард неизбежно вызывает свою противоположность. Так возникает массовая культура, или попса, -- язык, лишённый искусства. Авангард и попса -- искусство, лишённое языка, и язык, лишённый искусства -- две стороны одной медали, проявление эволюционного тупика в культурном процессе."

Дальше немного развернуто.

"Характерный признак авангарда -- уничтожение сложившихся в ходе эволюции типовых признаков художественного образа, по которым его различает образная распознающая система человеческой психики. Это приводит к тому, что сложившиеся в мозгу ассоциативные связи перестают работать. При этом новые ассоциативные связи также не создаются -- авангардный образ ломает, а не строит. Поэтому, например, даже хорошие профессиональные музыканты не способны запомнить сочинение, написанное в авангардной манере, и вынуждены играть его по нотам. Но теряя ассоциативные связи, человек утрачивает построенные на их основе модели мышления и модели поведения. Сознание, ответственное за свободу выбору, начинает работать в хаотическом режиме -- наступает этический хаос.

Её [попсы] предшественником явился авангард, деформировавший художественные образы и разрушивший в мозгу ассоциативные связи. Только после этого из обрывков художественных образных связей, из обломков художественных образов можно строить суррогатные малоформатные образы -- клипы, комиксы, особенно эстрадные песни.


И вывод.

"Разрушая образно-распознающую систему подсознания, авангардное сочинение деформирует образные оппозиции архетипов и контрархетипов и нарушает этическую систему координат. В результате человек утрачивает способность отличать прекрасное от уродливого, хорошее от плохого, Добро от Зла."

Дашкевич замечает, что несмотря на деструктивность для человечества, авангард (а позднее, и попса), существуют уже больше 100 лет. Объяснение этому он видит в том, что общество с разрушенными художественными и архетипными связями выгодно для капитализма и элитаризма, где понятия справедливости основаны отнюдь не на этических императивах. Эта связь им потом подробно разрабатывается.

(Для справки -- Дашкевич учился у Филиппа Гершковича, и серьезно занимался додекафонией, одной из разновидностей музыкального авангарда. Поэтому его оценка роли авангарда основывается не на личном отношении, а на анализе)
kaipa: (Default)
Один из уважаемых френдов написал на днях шокировавшую меня поначалу фразу. Надеюсь, что он не обидится, если я вынесу постановку проблемы на обсуждение. Но на всякий случай имя называть не буду.

Смысл в том, что противники нынешней российской власти (граждане РФ), могут считать работу в России коллаборационизмом, а именно:

"До какой степени допустимо сотрудничество с официальными российскими организациями и когда оно уже превращается в коллаборационизм? Скажем, в сегодняшней ситуации мне кажется, что преподавание математики школьникам и студентам допустимо, а, скажем, участие в разработке микросхем уже нет - слишком близко к военными применениям. Но граница сдвигается - ещё лет десять назад второе не казалось недопустимым."

Давайте договоримся о терминах. Википедия нам напоминает:

Коллаборациони́зм (фр. collaboration — «сотрудничество») в юридической трактовке международного права — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству. Термин чаще применяется в более узком смысле — как сотрудничество с оккупантами.

В уголовном законодательстве подавляющего большинства стран мира факт коллаборационизма квалифицируется как преступление против своего государства, обычно как государственная измена.


То есть, называя сотрудничество с российскими властями и организациями коллаборационизмом, имеется в виду, что они враги, действующие в своих интересах и в ущерб (своему) государству, и сотрудничество с ними можно считать изменой Родине? Вероятно, такая позиция продиктована субъективной оценкой деятельности российского руководства, оценкой того, что идет государству на пользу, а что наносит (или потенциально может нанести в будущем) существенный ущерб. Хотя называть руководство "врагом" даже с этой позиции я бы постеснялся. Ведь в новейшей истории были периоды, когда ущерб, нанесенный руководством сначала СССР, а потом России, осязаем, измеряем и не сравним с тем, что можно "инкриминировать" руководству сейчас. Тем не менее, сотруничество с госорганизациями тогда коллаборационизмом не казалось, а сейчас почему-то появился такой дискурс. Почему?

Другое, более логичное объяснение, которое приходит мне на ум, состоит в том, что российское руководство -- враг для Запада или "демократического мира", которое действует в ущерб Европе и Америке. Такая версия, неоднократно озвучивается представителями отечественной журналистики и западного эстеблишмента. Тогда да, сотрудничество с Россией -- это, безусловно, коллаборационизм для тех, кто считает себя представителем того мира и хотел бы интеграции туда России.

Мне кажется, или это все же вывернуто наизнанку?

Я здесь не хочу обсуждать, насколько правы или неправы, люди, считающие российское государство своим личным врагом. Это их дело. Мне интересно, в какой момент преподавание математки школьникам и студентам станет для них коллаборационизмом.
kaipa: (Default)
Почему одни и те же события допускают совершенно разное понимание разными людьми? Часто говорят про точку зрения, про контекст, про систему ценностей. На досуге мне придумалась интересная метафора.

Мир не двумерен. Большинство событий и процессов очень сложные, они могут быть математически описаны как динамические системы больших размерностей. Но даже на нематематическом языке можно события описывать как совокупность и взаимодействие десятков и сотен разных факторов, интересов и конфликтов. Но это очень сложно. Человек одновременно может держать в голове взаимодействие не более семи понятий. Поэтому люди вынуждены проводить редукцию, и анализировать и оценивать события лишь по части факторов. На математическом языке это означает -- по проекции. Но проекции очень обманчивы, особенно в случае невыпуклых объектов. Мало того, что разные проекции (разные точки зрения) могут давать абсолютно разные картинки, но по набору проекций не всегда можно однозначно восстановить исходный объект.



Люди с разными точками зрения -- проекциями -- никогда не договорятся. Потому что смотрят они на одно и то же, но видят разное, разные аспекты, и не понимают этого. Можно до посинения спорить о картинке выше, что такое чашка, если у одного только вид сверху, а у другого -- только слева. Это в статике.

В динамике лучше, но не намного. Мне всегда удобнее разбираться в чем-то, установливая причинно-следственные связи. В квантовой механике, конечно, все влияет на все, но в реальной жизни этим можно пренебречь. Тем не менее, далеко не всегда можно понять, какие события послужили непосредственной причиной других, а какие -- просто мимо проходили. Однако здесь открывается возможность анализа, так как события в мире не уникальны, и можно проанализировать, какие связи работали раньше, выделить общие закономерности. Этим в частности занимаются науки история и социология. Но на выходе все равно получается та же проекция, только выбранная более "оптимальным" или способом, поэтому претендующая на большу достоверность. Полную картину знает только Бог.

Для иллюстрации вышесказанного простой пример, когда моральная оценка Васи и Пети меняется по мере добавления измерений.

  • Вася убил Петю.

  • Вася убил Петю, потому что защищался, когда тот на него напал с оружием.

  • Петя напал на Васю, потому что тот на грузовике сбил насмерть петину жену.

  • Вася сбил петину жену, когда на его грузовике отказали тормоза и он уводил машину от остановки, полной людей.

  • Вася был с похмелья.

  • Петя работает автослесарем, и именно он не закрутил штуцер на тормозном шланге у Васиной машины.


Некоторое время назад я беседовал с одним из американских друзей об Украине. И он сказал, что даже имея свое мнение об этих событиях, он воздерживается от каких-то оценок, так как понимает, что знает и видит очень мало, и как правило однобоко. Он сознает, что видит лишь проекцию событий. Вместе с тем, есть определенные инварианты, такие как война, смерть, нацизм, бедность, коррупция -- это плохо, а демократические свободы, мир, благополучие и развитие -- это хорошо. Но это оценки состояний, а не процессов, мотивов и причин, которые к ним приводят.

Наверное, издалека метафора проекции кажется более рабочей, но она точно так же работает для тех, кто находится вблизи или непосредственно внутри событий.
kaipa: (Default)
Кажется у ИП в подборке с ленты была фраза, что любой этический императив надо проверять на инвариантность относительно смены сторон. Эта инвариантность, то есть способность поставить себя на место другого, является краеугольным камнем человеческих отношений. Сопереживание. Эмпатия. "Не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе". И т.д. Зеркальные нейроны.

Недавно мне открыли еще одно приложение этого принципа -- в коммуникации. Наиболее эффективная (эффективность понимается в плане достижения взаимопонимания) коммуникация между двумя людьми получается только тогда, когда второй человек уверен, что понял, что первый имел ввиду. Важно, не понял, что тот сказал, а понял, что имел ввиду. Если руководствоваться этим принципом, то инвариантность двойная: первому надо поставить себя на место собеседника и представить за него, глядя на себя со стороны, что он мог подумать, я имел ввиду. То есть приходится именно думать за другого человека. Нонсенс? Отнюдь.

Человек А хочет передать человеку B информацию X и посылает сообщение S(X) (письмо, фразу, жест, или отсутствие оных -- не важно). Коммуникация будет успешной, если B восстановит X без ошибок. Это все просто в теории. Но естественный язык допускает неоднозначное и кодирование, и декодирование. Интонации, жесты, контекст и прочее с одной стороны усугубляют картину, но с другой могут помочь с декодированием. Только передающий владеет полной картиной и может выстроить сообщение так, чтобы исключить его неточное или искаженное прочтение. Но для этого надо мысленно "протестировать" расшифровку, что можно сделать, только представив себя на месте принимающего.

Как следствие, способ коммуникации между A и B, и А и С для передачи одной и той же информации может отличаться (то есть разные люди одно и то же сообщение понимают по-разному, поэтому для передачи одинаковой информации им в общем случае надо передавать разные сообщения).

Примеров приводить не буду, их каждый может придумать самостоятельно. Я думаю, что многие проблемы человеческих отношений, в которых винят взаимное непонимание, происходят именно из-за неправильной коммуникации в том смысле, как я описал. Люди говорят, может, и правильные слова, но понимают их по-разному.

Кстати говоря, я когда пишу письма, то иногда их перечитываю перед отправкой, не только чтобы проверить, что там написано, но и что там читается. Но это непростая дисциплина.
kaipa: (Default)
Продолжаю разбирать этические эссе Умберто Эко. В следующем эссе, вернее его части, Эко задается вопросом, что такое нетерпимость (противоположность толерантности).

Сначала он кратко описывает такие явления как фундаментализм, интегрализм (пнув по дороге США за их нетолерантность к нетолерантности) и расизм (теоретический), для которых свойственны те или иные формы нетерпимости. Но рассмотрев их с разных сторон, делает вывод, что проблема не в теориях, а в человеке. Нетерпимость -- это более базовая функция.

Фундaментaлизм, интегрaлизм, псевдонаучный рaсизм суть теоретические позиции, предполaгaющие некую доктрину. Нетерпимость предшествует всем доктринaм. В этом смысле нетерпимость имеет корни биологические, онa нaличествует у животных в виде рaзделa территории, онa основaнa нa эмоционaльных реaкциях, зaчaстую поверхностных, - мы не переносим тех, кто отличaется от нaс, потому что кожa у них иного оттенкa, потому что говорят они нa языке, которого мы не понимaем, потому что едят лягушек, собaк, обезьян, свиней, чеснок, потому что у них тaтуировки…

…Не учения об инaкости порождaют дикaрскую нетерпимость. Нaоборот, эти доктрины по сути обыгрывaют бесформенную нетерпимость, существовaвшую изнaчaльно.


Основная проблема в том, что на этапе, когда нетерпимость есть часть некоторой доктины (в широком смысле), с ней уже бороться сложно. То есть доктрина только называет уже существующую в глубине психики нетерпимость, она является следствием, феноменологической теорией, а не причиной. Этот вывод он обосновывает на примерах охоты на ведьм, антисемитизма, расизма.
Read more... )
kaipa: (Default)
Продолжаю разбирать эссе Умбрето Эко.

Эссе "Осмысляя войну" написано в 1991г, во время войны в Персидском Заливе. Но оно, конечно, не потеряло своей актуальности.

В этой стaтье говорится о Войне, войне с большой буквы, не о холодной, a о "горячей", когдa воюют при вырaженном консенсусе нaций, в той форме, которую войнa принялa в современном мире.

На самом деле, большая часть эссе посвящена функции интеллигенции в обществе. Приведу с небольшими купюрами фрагмент, который раскрывает выделенную мною основную мысль.

Четче определимa "функция интеллигенции". Этa функция состоит в том, чтобы критически выявлять то, что предстaвляется посильным приближением к предстaвлению об истине. <…> Поэтому, кaк говорил Витторини, интеллигент не должен дудеть музыку революции. Не из-зa того, что стремится уйти от выборa (он, кстaти, вполне имеет прaво выбирaть, но кaк индивидуум), a потому что для действия требуется устрaнять полутонa и двусмысленности (тaковa незaменимaя роль комaндующих фигур во всех процессaх), a интеллигентскaя функция состоит, нaоборот, в том, чтобы выпячивaть двусмысленности и освещaть их. Первейший долг интеллигенции - критиковaть собственных попутчиков. Бывaет, что интеллигент в обществе выбирaет молчaние из-зa боязни предaть тех, с кем себя идентифицирует, и в убеждении, что при всех их мимолетных и несущественных огрехaх в конечном счете они взыскуют верховного блaгa для всех. Это трaгическое решение, и история знaет немaло примеров того, кaк люди шли нa смерть, искaли смерти (зa дело, в которое не верили) исключительно потому, что полaгaли, что нельзя нa место верности подстaвлять истину. Нa сaмом же деле верность - это морaльнaя кaтегория, истина - кaтегория теоретическaя. <…> Интеллектуaльнaя функция может привести человекa к результaтaм эмоционaльно непереносимым, поскольку многие проблемы решaются только выводом, что они решения не имеют.

В скобках замечу, что эта функция интеллигенции соотносится и с моим пониманием, она шире, чем то, как характеризует функцию интеллигенции в недавней статье Симон Кардонский (статья довольно интересная, рекомендую). Он считает интеллигенцию каналом обратной связи между народом и властью.

Но вернемся к Эко. У меня сложилось впечателние, что с ролью интеллигенции он вообще связывает более миролюбивый характер общества в конце XX века. Однако, он это писал до Югославии, Ирака 2003, Афганистана, Сирии, Ливии и Украины. Либо он ошибался, либо роль интеллигенции или ее взгляд на проблему войны поменялись за прошедшие годы. Но в 91м ему это виделось так:
Read more... )
kaipa: (Default)
После "Вечного фашизма" я заинтересовался остальными эссе в том же сборнике Умберто Эко и купил книжку. Я прочитал довольно быстро, книжка небольшая, но понял, что надо будет вернуться и более вдумчиво поразмышлять о некоторых вопросах.

Когда на сцену выходит Другой.

Эссе об основаниях этики. Написано по следам дискуссии в форме открытых писем с кардиналом Карло Марией Мартини. Священник, вероятно, отстаивал абсолютность христианской этики, а Эко ему возражает, что этика возникает сама необходимым образом, это свойство природы.

К осмыслению этики Эко пришел через семантику, через поиск семантических универсалий в разных языках и культурах. Этические универсалии он выводит из того общего, что есть у всех людей -- тела и разума. Базовая необходимость человека -- быть и соображать. Но сама этика возникает в тот момент, когда рядом с человеком появляется другой человек -- Другой (отсюда и название). Все этические категории имеют смысл только в отношениях с Другим. Это довольно тривиальная мысль, но очень важная. Для этики нужны двое.

Мы (кaк не в состоянии существовaть без питaния и без снa) неспособны осознaть, кто мы тaкие, без взглядa и ответa Других. Дaже тот, кто убивaет, нaсилует, крaдет, изуверствует, - зaнимaется этим в исключительные минуты, a в остaльное время жизни выпрaшивaет у себе подобных одобрение, любовь, увaжение, похвaлу. И дaже от тех, кого унижaет, он хочет получить признaние - в форме стрaхa или подчинения.

(Немного отвлекусь: возможны абсолютные этические категории, абсолютное добро, но в этом случае Другой -- это все остальные). Этические категории как непосредственно связанные с физическими являются результатом эволюции (в этом он солидарен с эволюционной психологией) или природным феноменом ("этичность природы"), и не зависят от религиозности. И дальше актуальный вопрос.

Почему же тогдa существуют (или существовaли) культуры, сaнкционирующие мaссовое убийство, кaннибaлизм, унижение телa Другого? Просто по той причине, что в них круг Других сужен до пределов племени (или этносa) и "вaрвaры" не воспринимaются кaк человеческие существa.

То есть те самые унтерменши, которые не люди, потому что им отказано быть субъектами этических отношений. Отсюда понятно, почему люди могут радоваться страданием людей другой этнической или субэтнической общности.

Впрочем, по мнению Эко у христиан (и верующих вообще) есть некоторое преимущество перед атеистами. Им чуть легче развивать этику, потому что у них всегда есть как минимум один Другой -- Бог.

"Если неверующий понимaет, что сотворил зло, его одиночество беспредельно, его смерть безнaдежнa."

В заключение, Эко предлагает провести следующий мысленный эксперимент, который я приведу целиком с небольшими купюрами.

Попробуйте, господин кaрдинaл, в интересaх диспутa и рaди того результaтa, который Вaм интересен, допустить хотя бы нa одну секунду гипотезу, что Господa нет; что человек явился нa землю по ошибке нелепой случaйности, и предaн своей смертно; судьбе, и мaло того - приговорен осознaвaть свое положение, и по этой причине он - жaлчaйшaя среди твaрей <…>. Этот человек, ищa, откудa почерпнуть ему смелость в ожидaнии смерти, неизбежно сделaется твaрью религиозной и попытaется сконструировaть повествовaния, содержaщие объяснения и модели, создaть кaкие-нибудь обрaзы-примеры. И среди многих примеров, которые ему удaстся измыслить, в ряду примеров блистaтельных, кошмaрных, трогaтельно-утешительных - в некий миг полноты времен этот человек обретет религиозную, морaльную и поэтическую силу создaть фигуру Христa, то есть обрaз всеобщей любви, прощения врaгaм, историю жизни, обреченной холокосту во имя спaсения остaльных… <…> Соглaситесь, что если бы Христос был не более чем героем возвышенной легенды, сaм тот фaкт, что подобнaя легендa моглa быть зaмышленa и возлюбленa бесперыми двуногими, знaющими лишь, что они ничего не знaют, - это было бы не меньшее чудо (не менее чудеснaя тaйнa), нежели тaйнa воплощения сынa реaльного Богa.

То есть если Бога нет, но Человек его придумал, то Человек или природа -- это еще большее чудо, чем если бы Бог был и дал человеку знание о себе. Так считает Умберто Эко.

О следующем эссе -- "Осмысляя Войну" -- в следующей записи.
kaipa: (Default)
Предисловие автора об истории появлении этого эссе (входит в сборник "Пять эссе на тему этики":

«Вечный фашизм» — доклад (англоязычная версия) на симпозиуме, проводившемся итальянским и французским отделениями Колумбийского университета (Нью-Йорк) 25 апреля 1995 г., в юбилей освобождения Европы. Опубликовано под заглавием «Eternal Fascism» в «Нью-Йорк Ревью оф Букс» 22 июня 1995 г., затем в итальянском переводе в «Ла ривиста деи либри» за июль-август 1995-го под названием «Тоталитаризм fuzzy и ур-фашизм» (публикуемый ниже вариант отличается лишь незначительными стилистическими поправками). Но следует учитывать, что этот текст создавался для американских студентов и был прочитан на симпозиуме в дни, когда Америка была потрясена оклахомским терактом и открытием того, что в общем не являлось секретом, — что в США имеются правоэкстремистские военизированные организации. Тема антифашизма приобрела особые коннотации в этих обстоятельствах, и рассуждение исторического плана было призвано способствовать размышлениям о современной ситуации в разных точках земного шара. Выступление было переведено на многие языки и опубликовано во многих странах. Так как эссе рассчитывалось на американских студентов, понятно, почему в нем изобилуют факты и разъяснения почти школьного характера, а также к чему столько цитат из Рузвельта (Рузвельт — символ американского антифашизма) и почему я особо отмечаю встречу европейских и американских солдат в дни освобождения Европы.

Полный текст, например, здесь: http://smartfiction.ru/prose/eternal_fascism/

Цитировать не буду, дабы не прерывать цельность повествования автора. Актуальность в свете украинских событий поразительная. Точно по Эко.
kaipa: (Default)
Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

В этой статье проведен мысленный эксперимент по растабуированию и легализации каннибализма по той же самой технологии, по которой в мире идет легализация геев, инцеста, педофилии и детской эвтаназии (для которой уже придумали новое название -- "послеродовой аборт"). У этой замечательной технологии есть название -- Окно Овертона. И она прекрасно работает в толерантных обществах.

Вам кажется каннибализм диким? Вы не одиноки. Но окно Овертона уже двигается.
kaipa: (Default)
Публичная лекция Ключевского, прочитанная в 1892г, о благотворительности и любви к ближнему. Можно было бы пересказать, но я лучше приведу отрывок целиком, он того стоит:

"Древнерусское общество под руководством церкви в продолжение веков прилежно училось понимать и исполнять и вторую из двух основных заповедей, в которых заключаются весь закон и пророки,—заповедь о любви к ближнему. При общественной безурядице, при недостатке безопасности для слабого и защиты для обижаемого, практика этой заповеди направлялась преимущественно в одну сторону: любовь к ближнему полагали прежде всего в подвиге сострадания к страждущему, ее первым требованием признавали личную милостыню. Идея этой милостыни полагалась в основание практического нравоучения; потребность в этом подвиге воспитывалась всеми тогдашними средствами духовно-нравственной педагогики. Любить ближнего — это прежде всего накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Человеколюбие на деле значило нищелюбие. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Целительная сила милостыни полагалась не столько в том, чтобы утереть слезы страждущему, уделяя ему часть своего имущества, сколько в том, чтобы, смотря на его слезы и страдания, самому пострадать с ним, пережить то чувство, которое называется человеколюбием. Древнерусский благотворитель, «христолюбец» менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Когда встречались две древнерусские руки, одна с просьбой Христа ради, другая с подаяньем во имя Христово, трудно было сказать, которая из них большие подавала милостыни другой: нужда одной и помощь другой сливались во взаимодействии братской любви обеих. Вот почему древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную, благотворительность, милостыню, подаваемую из руки в руку, при том «отай», тайком не только от стороннего глаза, но и от собственной «шуйцы». Нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. «В рай входят святой милостыней,— говорили в старину:— нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего милостивца, чтобы знать, за кого молиться. Древнерусские цари накануне больших праздников, рано по утрам, делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живших убогих людей. Как трудно изучить и лечить болезни по рисунку или манекену больного организма, так казалась малодействительной заочная милостыня. В силу того же взгляда на значение благотворительного дела нищенство считалось в древней Руси не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из главных средств нравственного воспитания народа, состоящим при церкви практическим институтом общественного благонравия. Как в клинике необходим больной, чтобы научиться лечить болезни, так в древнерусском обществе необходим был сирый и убогий, чтобы воспитать уменье и навык любить человека. Милостыня была дополнительным актом церковного богослужения, практическим требованием правила, что вера без дел мертва. Как живое орудие душевного спасения, нищий нужен был древнерусскому человеку во все важные минуты его личной и семейной жизни, особенно в минуты печальные. Из него он создал идеальный образ, который он любил носить в мысли, как олицетворение своих лучших чувств и помышлений. Если бы чудодейственным актом законодательства или экономического прогресса и медицинского знания вдруг исчезли в древней Руси все нищие и убогие, кто знает, может быть, древнерусский милостивец почувствовал бы некоторую нравственную неловкость, подобно оставшемуся без посоха, на который он привык опираться; у него оказался бы недочет в запасе средств его душевного домостроительства."

(полный текст, например, тут: http://www.golubinski.ru/russia/dobrye.htm)

Я наткнулся на этот текст в статье Розанова "Черта характера Древней Руси". Далее )

Этика

Dec. 10th, 2012 05:47 pm
kaipa: (Default)
Крошка сын пришел к отцу, и спросила кроха
Что такое "хорошо", и что такое "плохо"?


Не впервые спрошено: Если Добро действует теми же методами, что и Зло, так чем же оно отличается от Зла? Но в то же время: если Добро не действует теми же методами, что и Зло, стараясь быть выше и чище, Зло обязательно побеждает и объявляет себя Добром, в бывшему Добру остается только уповать на компенсацию в непроверяемых мирах. И даже уцепившись за формулу великого Станислава Ежи Леца, - «Грань между Добром и Злом - ты», - все равно хрен разберешься, потому что твои понятия и о Свете, и о Тьме, сформированы не тобой самим, а тем и теми, что и кто тебя окружает, да и сам-то ты, для себя, однозначно, человек, для кого-то обязательно свинья свиньей. (c)

Долго думал, как это прокомментировать, и в конце концов решил, что комментировать тут нечего. Увы, современная этика относительна. Хотя очень многие этого не понимают. С другой стороны есть автономная этика и эволюционная этика, которые претендуют на объективность, и потому непопулярны.
kaipa: (Default)
Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это, мне кажется, гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения.

Иван Ефремов. Из письма 1966г. (через жж [livejournal.com profile] varjag_2007, которой в детстве повезло знать Ефремова лично: http://varjag-2007.livejournal.com/3893271.html)

Защита нравственности -- это самооборона, суть выживания. Но это мало кто понимает. На коротком временном промежутке не очевидно. А слово "честь" вообще практически ушло из лексикона. Увы.
kaipa: (Default)
В дополнение к предыдущему посту подумалось следующее.

Нравственность -- это закон внутри, в противопоставление традиционному пониманию закона как внешнего ограничения. Нравственный человек не пойдет убивать и насиловать не потому, что его за это посадят, а потому что не может в силу нравственных или моральных ограничений. Нравственное или идеократическое общество поэтому локально устойчивее номократического: если средства для поддержания закона по какой-то причине снимаются (например, в результате стихийного бедствия), то нравственное общество продолжает почти нормально существовать, ведь в головах ничего не меняется, в то время как общество, построенное на подчинении закону, пускается во все тяжкие, воодушевленное безнаказанностью. Я, конечно, беру крайние случаи, но, надеюсь, вы понимаете, что имеется ввиду.

Внутренний закон появляется в результате воспитания в определенной культурной и социальной среде в детском и подростковом возрасте. Перевоспитать взрослого человека значительно сложнее. В ситуации с PR мы в том числе сейчас расплачиваемся за провал 90х, когда эти девушки росли, и формировались их нравственные принципы. А также ломались нравственные принципы советского человека, которые, если отбросить идеологическую шелуху, были направлены на духовный рост. (см, например, тут, оригинал не нашел).

Нет ничего удивительного в том, что большинство эмигрантов или временно уехавших за границу, а также либерально настроенные, поддерживают PR и обвиняют Россию в клерикализации. Основные ценности на Западе совсем другого порядка: они направлены на максимальную индивидуальную свободу, в том числе и от любых нравственных ограничений (если они не нарушают свободу других). С этой точки зрения PR, конечно, невинные жертвы судейского произвола.

PR подняли новую волну критики на церковь. Критики забывают, что церковь -- это лишь форма. Но нападки на форму неизбежно компрометируют и содержание. Сегодня церковь -- это единственный общественный институт, который пропагандирует нравственные ценности. Будет другой -- необходимость в церкви отпадет, как это случилось в СССР. Причем отпадет сама. Возрождение церкви в перестроечные и постперестроечные годы происходило само по себе по той же причине: утратив нравственные ориентиры СССР, люди стали искать альтернативу.
kaipa: (Default)
Россия всегда была идеократическим государством (идеократия -- власть идеи). Сначала это было Православие с богоизбранностью царей, третьим Римом и т.д. Затем коммунистическая идеология СССР. Идеократические государства сильны, пока сильна идея и вера народа в нее. Как только эта вера колеблется, государство шатается и падает. Так было трижды: во времена Смуты в начале XVII века, в 1917г и в годы Перестройки. Сейчас у России идеи нет, поэтому процесс разрушения продолжается. Западные государства построены по принципу номократии -- власти закона. Идеология может меняться, но закон превыше. Все, что не запрещено, то разрешено. Противопоставление "Идея vs. Закон" -- это борьба русской и западной цивилизаций.

Ситуация со скандальными Пусси Риот на самом деле показала, что идеократические традиции у нас, к счастью, все еще очень сильны. По существующим законам довольно трудно доказать, что хулиганство в храме тянет на уголовную статью. Поэтому суд превращается в фарс. С точки зрения закона -- это "всего лишь" хулиганство. Но с точки зрения русской цивилизационной идентичности кощунство и святотатство -- это нарушение табу, это апофеоз безнравственности. А тем более, по отношению к идеям, которые лежат в основании русской культуры и на протяжении столетий были основанием государственности. Чтобы там не думали об этом составители законов.

Суд над PR плохой не потому, что он несправедлив и беззаконен. Проблема не в суде, а в отсутствии законов, адекватно отражающих ожидания и традиции общества.

В этой связи хочу процитировать проект "Нравственное государство" (via [livejournal.com profile] russkiy_malchik), разрабатываемый в Центре проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования (http://rusrand.ru/).

Главный компонент эволюции (прогресс) человечества заключается в его категориальном совершенствовании, во все большей мере очеловечения. Вектор эволюции выстраивается от животного императива существования — к осознанному и к нравственному (духовному). Человечество развивается в русле нравственности, социализированности.

<...>

Нравственность, в самом общем смысле, это мера «очеловеченности человечества». И поскольку издревле все мировые религии провозглашали именно такой подход, поскольку само общество все более остро понимает пагубность и разрушительность деградации человека, сведения жизни к плотским утехам и потребительству, ведущим к нравственному опустошению, то вновь в истории человечества вызревает императив — движение к нравственности. И это подразумевает не только запрет на распространение порнографии, показа на телевидении сцен насилия и жестокости.

Нравственность подразумевает социальность поведения, социализированность личности и общества. Она включает в себя не только социальную справедливость, но также сопереживание и альтруизм, т. е. человечность.


В нравственном государстве тоже, конечно, должен быть закон. Но он должен занимать подчиненную или обслуживающую позицию по отношению к нравственным ценностям.
kaipa: (Default)
— Очень просто, — повторил Птолемей, — прекрасное служит опорой души народа. Сломив его, разбив, разметав, мы ломаем устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизни. На изгаженном, вытоптанном месте не вырастет любви к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, народ обращается в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить брюхо и выпить вина!

— Отлично, друг! — воскликнул Александр. — Ты разве не согласна? — обратился он к гетере.

— Птолемей прав, как обычно, но не во всем. Ксеркс прошел с разрушениями и пожарами через всю Аттику и сжег Акрополь. На следующий год его сатрап Мардоний пришел в Афины и сжег то, что уцелело от Ксеркса. Птолемей прав — Мардоний жег и разрушал прежде всего храмы, стои и галереи скульптур и картин. Но мои соотечественники не стали ничего восстанавливать: обрушенные стены, почерневшие колонны, разбитые статуи, даже головешки пожарищ оставались до той поры, пока персы не были изгнаны из Эллады. Черные раны на нашей прекрасной земле укрепляли их ненависть и ярость в боях с азиатскими завоевателями. И в битве при Платее они сокрушили их — через долгих тридцать лет! И вот появились Перикл, Аспазия, Фидий, и был создан Парфенон!

— Ты хочешь сказать, что не только само прекрасное, но и лицезренье его поруганья укрепляет душу в народе? — спросил Александр.

— Именно так, царь, — ответила Таис. — Но только в том случае, если народ, сотворивший красоту своей земли, накопивший прекрасное, понимает, чего он лишился!
Иван Ефремов. "Таис Афинская"

Profile

kaipa: (Default)
kaipa

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 04:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios